В Смольном соборе прошел благотворительный концерт «Соловки: Златая цепь времен»

1 декабря в рамках Дней Соловков в Санкт-Петербурге в Смольном соборе прошел благотворительный концерт «Соловки: Златая цепь времен».

В программе приняли участие народный артист России, солист Мариинского театра Михаил Кит (бас), клирик Елоховского собора протодьякон Николай Платонов, солистки академии Мариинского театра Алла и Инна Платоновы, братский хор Соловецкого монастыря, хор музыкальной школы №1 Баренцева региона под управлением Галины Мурашевой, Архангельский государственный камерный оркестр под управлением дирижера Владимира Онуфриева, клуб песни «Восток» во главе со своим руководителем Валентином Вихоревым.

Ведущими вечера стали народный артист России Евгений Стеблов, благочинный монастыря игумен Ианнуарий (Недачин) и наместник обители архимандрит Порфирий (Шутов).

Выступление предварил молебен в действующем приделе Смольного собора. Архимандриту Порфирию сослужило духовенство храма, протодьякон Николай Платонов, пел братский хор. Собравшиеся молились о восстановлении исторической справедливости – возвращении собора Церкви. По окончании молитвы звуки монастырского била возвестили о начале концерта…

В течение 5 часов, а именно столько длилась литературно-музыкальная композиция, перед зрителями прошла многовековая, богатая событиями история Соловецкого архипелага. Описания северной природы переплетались с рассказом об освоении диких земель нашими далекими предками, труды основателей обители осмыслялись в связи с подвигом новомучеников и исповедников ХХ века, отдельные теплые слова были посвящены соловецким юнгам, а также представителям отечественной интеллигенции, тем, чьими усилиями начиналось в середине 60-х годов ХХ века постепенное возрождение величайшей русской святыни.

На сцене звучали церковные песнопения, классические произведения, народные песни и песни современных авторов. Посвященные Соловкам и судьбам России стихи русских поэтов перекликались с воспоминаниями соловецких узников.

Открыл и завершил вечер кант обители. В конце программы  это духовное песнопение вместе исполнили на сцене все участники концерта. Среди них был и соловчанин Андрей Фанин, создатель видеоряда композиции, сопровождавшего и дополнявшего выступления.

Концерт прошел с большим успехом, об этом свидетельствуют отзывы зрителей и участников программы. Все средства, собранные от продажи билетов, пойдут на восстановление и благоустройство братского кладбища Соловецкого монастыря, разоренного в 30-е годы прошлого века.

Отзывы зрителей и участников концерта

Ирина Преображенская, Москва:

Я приехала специально на этот концерт. Каждый год я стараюсь побывать в монастыре. Соловки это место, где должно начаться всеобщее преображение. Так произошло со мною в 90-е гг., наверно, преображение происходит с любым человеком, который соприкасается с этим местом. Что касается выступления, то слов нет, если честно. Комок в горле. Все очень понравилось.

Валентина Платонова, Москва:

Меня поразил видеоряд, фотографии, который можно было видеть на экране. Человек, который работал над его созданием, очень тонко передал атмосферу, дух Соловков, связал со звучащей музыкой и песнопениями . Меня поразил один образ: прозрачная морская вода набегает на белый песок. Я вижу в этом очень глубокий смысл. Соловки – это святая чистая земля и подходить к ней, касаться ее могут только люди с чистой душой.

Александр Мартынов, Соловки:

Я слушаю и смотрю этот концерт во второй раз. Первый раз это было в Архангельске. И тогда он произвел на меня впечатление совершенно колоссальное, т.е. я ничего подобного не ожидал. И сейчас я с таким же глубоким чувством слушал. Были моменты, когда невольно слезы на глазах наворачивались. Когда так пронимает – ясно, что все замечательно удалось. Вообще, столько было проблем, столько сомнений, противоречий, мы так поздно начали подготовку к проекту, и на удивление – все так хорошо произошло.

Валентин Вихорев, Петербург:

Я думаю, что чем дальше, тем лучше, потому что в Архангельске мы тоже выступили не плохо, но здесь более знаково, если можно так сказать, все произошло. Я имею в виду место проведения – не концерта, концертом этого не назовешь – то, что мы проводили это действо в Смольном соборе. Не знаю, насколько это было знаково для зрителей, но для нас, я имею в виду членов клуба «Восток», это было очень значительное событие. Надеюсь, что начатое мы продолжим на фестивале, когда летом вновь поедем на Соловки.

Лидия, Петербург:

Мне показалось очень большая проблема была поднята – рассмотреть, представить всю историю Соловков для петербуржцев за один раз. Возможно, стоило бы сделать серию подобных музыкальных встреч в рамках Дней Соловков, и в такой замечательной музыкальной форме более подробно изложить те или иные аспекты истории архипелага. В целом мне все очень понравилось, нельзя не отметить очень сложную драматургию концерта. Сама я часто бываю на Соловках, и лично мне были очень интересные кадры, посвященные истории школы юнг, до этого я их не видела. Что касается петербуржцев, то у нас нет подворья монастыря и это большое дело, что такой большой концерт был проведен и лекции, что вместе и по отдельности поможет жителям нашего города лучше познакомиться с этим святым местом.

Владимир Онуфриев, Архангельск:

Это замечательное дело, которое нужно делать не два и не три раза, надо продолжать. Мне сложно сейчас говорить, т.к. когда ты сторонний наблюдатель ты не видишь очень многих вещей, когда ты внутри находишься ты видишь: как оно устроено, где и как оно может быть лучше. Где будет лучше? А вот в следующий раз и увидим. В первый раз хорошо на энтузиазме проходит, во второй раз обнажаются подробности, а в третий раз уже все устраивается, в третий раз все будет хорошо.

Евгений Стеблов, Москва:

Вы знаете, я несколько волновался. Я в первый раз принимал участие в подобном действии. Но, та благодать, которая исходит от Господа нашего Иисуса Христа на нас грешных, пробивается. Она помогла и, в общем, я доволен.

Михаил Кит, Петербург:

Впечатления потрясающие. Мероприятие хорошо задумано. Думаю, что это богоугодное дело. Я случайно попал в этот, если хотите, назовите его концерт, и очень этому рад. В случае повторного приглашения обязательно приму участие и во второй раз. Безусловно, это очень нужное дело.

Галина Мурашева, Архангельск:

Что нового по сравнению с концертом в Архангельске? Друг к другу привыкли люди, и даже выступать стали с еще большей отдачей. Мне очень нравится этот проект и то, что дети выступают. На них все это производит колоссальное впечатление. Соединение с религией, с верой, думаю, что для них все это очень важно. Искусство и духовная жизнь вещи неразделимые.

Виктория Карпова, Москва:

Все замечательно и все такие знакомые, родные. Все, что ты переживаешь на Соловках – все повторилось. Очень радостное чувство, будто ты вновь прикоснулся к Соловкам, съездил на Соловки.

Игуменья София, Петербург:

Я и сестры Воскресенского Новодевичьего монастыря очень рады тому, что побывали на этом вечере, посвященном Соловецкой обители. Многие сестры плакали. Думаю, что это духовная оценка произошедшего. На этом вечере был показан подвиг новомученников и подвиг простых русских людей, в чьих сердцах жила вера в Бога, несмотря на все гонения. Я очень благодарна о. Порфирию и братии обители, которые познакомили многих горожан с духовными ценностями, наследием Соловецкого монастыря.

Игуменья Илариона, Петербург:

Сегодня мы с сестрами Константино-Еленинского монастыря были на этом событии. Думаю, что каждый услышал, что-то близкое для своего сердца. Но главное, что прозвучало соловецкое безмолвие, которое дошло и до нашего города. Как сочетается безмолвие и оперная музыка? Безмолвие – это состояние души…

Избранные отрывки из произведений, которые легли в основу литературно-музыкальной композиции

Когда порой воспоминанье

Грызет мне сердце в тишине,

И отдаленное страданье

Как тень опять бежит ко мне;

Когда, людей повсюду видя

В пустыню скрыться я хочу,

Их слабый ум возненавидя, –

Тогда забывшись я лечу

Не в светлый край, где небо блещет

Неизъяснимой синевой,

Где море теплою волной

На пожелтелый мрамор плещет,

И лавр и темный кипарис

На воле пышно разрослись,

Где пел Торквато величавый,

Где и теперь во мгле ночной

Далече звонкою скалой

Повторены пловца октавы.

Стремлюсь привычною мечтою

К студеным северным волнам.

Меж белоглавой их толпою

Открытый остров вижу там.

Печальный остров – берег дикой

Усеян зимнею брусникой,

Увядшей тундрою покрыт

И хладной пеною подмыт.

Сюда порою приплывает

Отважный северный рыбак,

Здесь невод мокрый расстилает

И свой разводит он очаг.

Сюда погода волновая

Заносит утлый мой челнок…

А. Пушкин

***

Распрекрасен Соловецкий остров,

Лебединая тишина…

Звенигород, великий Ростов

Баюкает голубизна,

А тебе, жемчужине Поморья,

Крылья чаек навевают сны,

Езера твои и красноборья

Ясными улыбками полны…

Камень и горбатая колода

Золотою дышат нищетой,

По тебе лапотцами народа

Путь углажен к глубине морской…

Глубина ты, глубота морская,

Зыбка месяца, царя-кита,

По тебе скучает пестрядная

Птица, что зовется красота!..

Н. Клюев

***

Гляжу на двор и мысленно прощаюсь.

Гляжу на двор, где строится собор,

где иноки и братья тешут камень,

несут желтками сдобренный раствор,

работают, – и чую, дело жизни

окончится, должно быть, без меня.

Собор Преображения Господня!

Оплот Христовой веры в Соловках!

Еще в зачатке каменные стены,

еще не все поставлены леса,

а я уж вижу мощные апсиды,

и ярусы богатых закомар,

и звучные кресты на стройных главах.

Но надо ехать. Кончат без меня.

И без меня торжественный молебен

впервые в новых стенах прозвучит.

Прощай, обитель, в коей я молился,

нес послушания, спасался, согрешал.

Прощай, родная сердцу солеварня

и церковь Богородицы, прощай,

с приделом Иоанна. Уезжаю.

Прощай, Святое озеро, всегда

дающее для наших трапез рыбу.

Прощайте, заповедные леса

никто из иноков не запятнал вас кровью убитой дичи и не оглушил предсмертным стоном бедного косого. Так будет впредь.

А мне пора в Москву…

Есть Божий Промысел.

Прощаюсь с Соловками.

Ю. Кублановский

***

«Все, что было на этих диких островах сотворено, собрано, построено, взращено – все это было, словно рай на земле, созданный человеческим усердием, любовью к труду, к ближнему и природе.

Но вот произошла Октябрьская революция. Какое гибельное разорение началось с этого дня! Монастырь был закрыт, разорен. Монахов разгоняли, уничтожали, преследовали. Прекратилась всякая жизнь на островах! Замолкли колокола, а вместо креста над монастырем воткнулась пятиконечная звезда.

Первый рейс из Архангельска на Соловки с заключенными выпал на долю судна «Поморье». Шел 1923 год. Среди заключенных было пять женщин и среди них моя мать. Кто были эти женщины? Жена бывшего царского генерала Анатолия Прокофьевича Потапова. Она очень сопротивлялась посадке на судно, страшно волновалась и говорила: вы везете нас убивать. Командиру конвоя это не понравилось. «Вот сейчас и убьем!» — сказал и застрелил ее из револьвера. Им все было можно.

Затем моя мать Надежда Михайловна Минейко. Третья – Александра Яковлевна Знаменская, жена начальника отдела губернаторского управления. Затем Людмила Мясоедова. Она была женой начальника жандармского управления. Наконец, пятая — Мария Федоровна Свердлова, жена Николая Александровича Старцева, адвоката, депутата Государственной думы.

Все пятеро были осуждены на двадцать лет Соловецкой тюрьмы! Обвинение: «Поддержка царского правительства». Второе, все они во время первой мировой войны работали медицинскими сестрами-доброволками в госпиталях. Им и вменили в вину «сотрудничество с иностранцами»! Якобы они лечили и ухаживали за интервентами. Это ложь. У тех были свои госпитали. Все это было истребление культурных людей, уничтожение интеллигенции. Вспомнив, что это сестры милосердия, их бросили на ликвидацию тифа, в другой концлагерь – Холмогоры. Из мук адовых вышла живой лишь Александра Знаменская.

Соловецкие острова, их расположение среди моря, монастырские постройки – все оказалось удобным для устройства здесь одной из первых советских тюрем и концлагерей – мест ссылки, мытарств и гибели тысяч невинных людей. Тюрьму сподобили куда страшнее царской. Тогда загубленным шел счет на единицы, тут – на десятки тысяч».

К. Гемп

***

Мы шли понуро, медленно, без слов.

Серели в сумерках цепочкой силуэты.

А на небе малиновым рассветом

Окрашивались стайки облаков.

Еще молчали сонные дома,

Был воздух тих и сказочно прозрачен…

Но безнадежно каменно и мрачно

Смотрела Соловецкая тюрьма.

И прежде чем войти в окованную дверь,

Мы все взглянули в радостное небо….

И кто-то свыше прошептал нам: «Верь!

Неси свой крест, каким бы тяжким не был…»

О. Адамова-Слиозберг

***

Знаю, Господи, будет над Русью чудо:

Узрят все, да не скажут, пришло откуда.

И никто сего чуда не чает ныне,

И последи не сведает о причине.

Но делом единым милости Господней

Исхищена будет Русь из преисподней.

Гонители, мучители постыдятся;

Верные силе Божией удивятся,

Как восстанет дивно Русь во славе новой.

И в державе новой, невестой Христовой.

И Вселенной земля наша тем послужит;

А сатана, изгнан вон, горько востужит,

Что одолеть не силен её твердыни,

Божий не горазд разорить святыни,

Но своею не победился победой.

Кто верит вести, слово другим поведай.

В. Иванов

***

Стрижены, круглоголовы

И на подъем легки,

Юнги 42-го, щуплые пареньки.

Серая панорама: рельсы, оркестр, перрон –

Что же ты плачешь, мама? Нас ведь не сразу на фронт.

Рваный мотив тальянки, стертые ремешки,

Сумрачные землянки – острова Соловки…

Стрижены, круглоголовы,

Рота-а-а, на месте стой!

Юнги 42-го, чернобушлатный строй.

Стихи ветра норд-веста,

Водная гладь – стекло.

Облаком дымзавесы

Солнце заволокло.

И пулеметы хором рявкнули в небеса,

Грянула над простором огненная гроза.

Только летят упрямо в самый ад катера.

– Я ж не смертельно, мама?

– Вылечат доктора?

Стрижены, круглоголовы,

Но жестока война.

Соловецкие юнги – раны и ордена…

В. Шамшурин

***

«Соловки нужно спасать! Потому что советскому человеку нужна история. Нам просто необходимо иметь постоянно перед глазами деяния наших предков, далеких и близких, потому что без гордости за своих отцов народ не может строить новую жизнь. Сыны отечества – это великий титул, и нам нужно всегда помнить об этом! Перед отъездом я опять бродил вокруг монастыря, и мне думалось, что настанет когда-нибудь золотой век и для Соловков. Что Соловки восстановят во всей их первозданной красе».

Ю. Казаков «Соловецкие мечтания» // «Литературная газета» (1966).

***

На Соловецких островах

Дожди, дожди.

Ну, как расскажешь на словах,

Как льют дожди?

В конверт письма не уложить

Ветра, шторма…

Нет, надо просто здесь пожить –

Ты приезжай сама.

И что с того, что холодам

Здесь скоро быть,

Что чай с мошкою пополам

Придется пить.

Не слушай ветреных подруг

Про гиблый край,

Не опускай в бессилье рук –

Ты приезжай.

Ты приезжай, дожди уйдут

За кромку дня,

Ветрила норда опадут,

Шторма уняв.

Призывно ломится в окно

Крик птичьих стай.

Я напишу тебе одно:

«Ты приезжай!»

В. Вихорев

***

«Святая обитель по предопределению Божественного Промысла послужила Голгофой страданий русского народа. Земли обители пропитаны слезами и орошены кровью невинных людей. На землях обители погребено многое множество соловецких узников; многие из них прияли славную смерть за светлое Имя Христа. Наша глубокая вера в том, что Всемогущий Господь, допустивший, чтобы наша обитель превратилась в арену духовной борьбы между последователями Божественного Христа и клевретами антихристовой сатанинской власти, предопределил, что свет победит тьму… После низвержения в России слуг Веельзевула наша святая обитель послужит памятником духовной победы Христа над темными силами ада. Как ныне Соловецкий маяк освещает путь мореплавателям, так в последующие века наша святая обитель, озаренная победным Божественным Светом Христа, будет путеводным маяком в истории Православной Христианской России!»

И. Зайцев

***

Средь бурного Белого моря

Есть остров красивый на вид.

Купаясь на водном просторе,

Он в тихую пристань манит.

И звон колокольный несется

Как призыв в обитель святых,

И сердце восторженно бьется

При виде крестов золотых.

Был остров пустынным и диким,

Но иноков Бог населил,

Их подвигом добрым великим

Стал остров нам дорог и мил.

Там Герман и старец Савватий

Подвижников подвиг несли.

Стяжали плоды благодати

Средь скудной холодной земли.

Поздней подвизались другие:

Зосима, Филипп, Иринарх.

Останки их всем дорогие

Хранятся нетленно в мощах.

В пустыне безлюдной и дикой

Трудились отцы до конца,

А ныне во славе великой

К себе привлекают сердца.

Пусть в жизни вздымаются волны,

Нас в бездну они не снесут.

Пока в Бога веры мы полны,

Угодники нас берегут.

Кант Соловецкой обители


Источник: НашиСоловки.Ru.

Фото Николая Гернета

Добавлено: 8-12-2011, 23:59
0
8 736

Похожие публикации


Наверх