Поиск
ОПРОС
Наш опрос
Оцените работу движка
ГЛАВНАЯ НОВОСТЬ

В Филипповой пустыни отслужили водосвятный молебен в день праздника иконы Божией Матери «Живоносный Источник»

20 апреля 2012 года, в пятницу Светлой седмицы, духовник монастыря игумен Герман (Чеботарь) отслужил водосвятный молебен у Поклонного креста в Филипповой пустыни. День иконы Божией Матери «Живоносный Источник» – престольный праздник храма, который был построен в 1854 году на месте часовни, сообщает сайт Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального мужского монастыря.
 
Именно здесь в 1565 году святителю Филиппу во время молитвы явился Спаситель в терновом венце, обагренном кровью. Впоследствии на этом месте появился живоносный источник над которым был построена часовня, а затем – храм.

Во времена лагеря Филиппова пустынь была разорена: на ее территории были организованы зверосовхоз и биостанция.

Об этом периоде пишет в своих воспоминаниях Ольга Второва-Яфа:

«Но и в эту ночь мне не скоро суждено было уснуть: стук в дверь поднял меня с постели, и, торопливо натянув шубу поверх рубашки, я с удивлением впустила незнакомого посетителя. Он вручил мне пачку писем с новогодними приветами от моих друзей из Кеми и Соловецкого кремля, пояснив, что только что прибыл в Анзер в кратковременную командировку, а с неделю тому назад был в Кеми и познакомился там с моими друзьями <...>

Петербуржец, как и я, он был историк-медиевист, а здесь, в лагере, заведовал питомником пушных зверей и в связи с этим вёл такой кочевой образ жизни, расселяя своих питомцев по всему Соловецкому архипелагу: на Анзер он привёз сейчас партию песцов, в Кемь ездил за выписанными из Америки породистыми бобрами.
Мы делились опытом и впечатлениями лагерной жизни, которые во многом у нас были схожи.

– Соловки – страна чудовищно-жутких контрастов, – говорил он. – Я живу в Филипповой пустыни, где некогда спасался митрополит Филипп. Сейчас там находится зоопитомник, а для обслуживания его туда выделены самые подонки соловецкого населения, и то, что сейчас там творится, превосходит позор всякого публичного дома, всякого воровского притона.

Контраст между тем, чем было в течение веков это место, освящённое молитвами спасавшихся там праведников и многих тысяч паломников, и тем, что теперь там происходит, чудовищен, оскорбителен для каждого, в ком ещё живо религиозное чувство или хотя бы уважение к нашему историческому прошлому. А мне этот контраст представляется порой не случайным, а преисполненным какого-то глубокого значения: он словно символизирует наше всеобщее современное духовное и моральное падение, вопиет об искуплении, о спасении – не этих только жалких и случайных жертв нашего беспринципного времени, а всего многострадального русского народа, который когда-то было принято называть народом-богоносцем и который сейчас так глубоко пал, замученный и поруганный. Не в этом ли горниле греха и страданий – искупление, путь к очищению, на котором, может быть, мы снова обретём своего Бога...

– Вы знаете, – перебила я его, – та же аналогия напрашивалась и мне, когда я, приехав сюда, увидела превращённый в руины обезглавленный и обескрещенный Соловецкий кремль. Ведь я была здесь и раньше, до революции, и ещё видела его таким, каким он был прежде <...>, когда монахи были ещё здесь полными хозяевами, а богомольцы и богомолки благоговели перед каждой чайкой, каждой веточкой незабудок. Но ведь, в сущности, их благоговение было довольно элементарно: они приезжали в Соловки, как ездят в санаторий – для исцеления своих душевных и телесных недугов. В вашей Филипповой пустыни всегда была очередь перед камнем, который, по преданию, служил изголовьем преподобному Филиппу, потому что считалось, что стоит только обойти часовню посолонь с этим камнем на голове – навсегда исцелишься от головной боли. Такая детски наивная и чистая вера, конечно, трогательна и прекрасна, но всё же эти люди искали здесь лишь избавления от своих страданий, а не самоотречения и бескорыстного подвига веры, какие мы видим здесь сейчас. Потому что наряду с теми «подонками», о которых вы говорили, сколько здесь добровольных, стойких и самоотверженных мучеников и мучениц за веру, и ещё не известно, что перевесит в конечном итоге славной истории Соловков и послужит к их вящему прославлению – тот ли период существования монастыря, когда никто и не посягал на его святость и когда Соловецкий кремль выглядел таким живописным, нарядным и благополучным, – или когда теперь он стоит поруганный, обезглавленный и обескрещенный, в мученическом венце, безмолвным свидетелем всего, что здесь теперь творится. Не служит ли он символом того самого очищения через горнило страдания, о котором вы говорите, очищения веры от всего наслоившегося на неё, чисто бытового и граничащего с суеверием? А слепыми орудиями этого обновления и очищения веры оказываются ее гонители – так оно, впрочем, и прежде всегда было. Ведь, в сущности, и самый крест – этот символ христианства – в своё время был не более чем орудием позорной казни и самого кощунственного надругательства над Богом и Человеком, какое когда-либо было в мире...

Своего ночного посетителя я больше никогда не видела, хотя, прощаясь, он предполагал вскоре снова побывать на Анзере и обещал навестить меня. Говорили, что, вернувшись в Филиппову пустынь, он заболел сыпняком и, хотя и выжил, но перенёс тяжёлые осложнения и навсегда остался нетрудоспособным – глухим и разбитым инвалидом. Я слышала потом, что спустя несколько лет он умер в тюрьме».

В 2002 году в пустыни на том месте, где некогда стоял храм был воздвигнут поклонный крест, изготовленный в монастырской мастерской и установленный по традиции в деревянном срубе. Сейчас в связи с архиологическими раскопками и реставрационными работами крест перенесен на горку, где когда-то была келлия свт. Филиппа, а над источником устроен колодец.
Добавлено: 21-04-2012, 11:21
3 368

Похожие публикации


Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

ФОТОРЕПОРТАЖ

Первая Литургия в строящемся кафедральном соборе Архангельска
 

ЦЕРКОВЬ И МИР

Зачем нам Лествичник? Ответы пастырей

В наше время многие миряне спрашивают: с какой стати им, людям XXI века, поступать в соответствии с правилами, написанными монахами и для монахов еще в седой древности? Зачем им читать монашеские книги, в которых нет и отдаленного упоминания тех проблем, с которыми мы сегодня сталкиваемся?  ...

Образ Русской Православной Церкви в СМИ и экспертных сообществах Запада

Что думают о русском Православии на Западе? Довольно часто мы сталкиваемся с романтизированным либо, наоборот, предубеждённо-негативным восприятием. И, к сожалению, чрезвычайно редко можно увидеть примеры по-настоящему серьёзного интереса к происходящему в российской церковной жизни.  ...

О Правде и толерантности. Так кто же воевал за освобождение Болгарии в 1877–1878 годах?

 В нежданно начавшихся спорах о том, кто участвовал в освобождении Болгарии от турецкого владычества в ходе русско-турецкой войны 1877–1878 годов, вновь проявилось разное отношение участников этой дискуссии к истории и современности....
АЗБУКА ВЕРЫ

Проповеди протоиерея Евгения Соколова (видео)

«Когда мы выходим к людям с проповедью и не пытаемся обличить порочность жизни по соблазнам, а просто уговариваем немного поменяться - то в итоге ничего не происходит. Давайте вспомним апостолов. Да, они шли в языческий в мир с вестью о Христе, проповедуя эллинам как эллины, а иудеям как иудеи. Это в начале, но затем апостолы взрывали ситуацию изнутри, и именно по этой причине почти все закончили жизнь мученической смертью. Компромисс заканчивался тогда, когда вставал вопрос веры. Либо со Христом, либо против Него, и третьего не дано. Нельзя служить двум господам, нельзя облечься во Христа и...
НАШ ВЗГЛЯД

«Русский - значит Православный!»

 «Чудо сопровождает Россию сквозь века. Вот и нынче по всем планам закулисных дирижёров наше национально-религиозное самосознание давно должно было захлебнуться в смрадном и мутном потоке пропаганды насилия и безстыдтства, богоборчества и животных страстей. Наша государственность должна была давно рухнуть под грузом бесконечных предательств и измен, внутренних интриг и внешнего давления. Наши дети давно должны были бы убивать друг друга на полях новой братоубийственной гражданской войны, для разжигания которой было приложено столько усилий лукавыми «посредниками». Наша хозяйственная жизнь...