Коррупция как грех и протест

Дневник философа …

В последнее время много говорят о системной коррупции, в просторечии – взяточничестве в нашей стране. Об этом пишут в интернете и печатают в газетах. Известен «разоблачительный» сайт А.Навального, недавно появился коммунистический «Антикоррупционный комитет имени И.В.Сталина». Газета «Санкт-Петербургские ведомости», со своей стороны, поместила 1 сентября – через день после утверждения нового губернатора города – большую статью, выразительно названную «Метастазы по всему организму». Автор ссылается на 68-страничный доклад, представленный «Ассоциацией адвокатов России за права человека», написанный, в свою очередь, по материалам всероссийской антикоррупционной общественной приемной «Чистые руки». Вывод статьи ясен: коррупция в нашей стране достигла критической черты, за которой может последовать смерть всего её национального устройства. И помочь тут способна только демократия – развитие гражданского общества, независимые СМИ, свобода политической конкуренции, контроль за деятельностью властей и спецслужб...

При всем уважении к автору – статья, кстати, не подписана, хотя написана от первого лица – позволю себе с ним не согласиться. Все демократические процедуры, о которых он говорит, вещь, несомненно, хорошая, но вот почему она (демократия) должна привести к уничтожению взяточничества на всех уровнях – мне лично непонятно. Вор за вором наблюдать будет? Если кругом много воров, то они будут воровать при любых «общественных приемных» и при самой свободной политической конкуренции. Между прочим, катастрофический рост коррупции в России отмечен примерно 25 лет назад, как раз с зарей «перестройки», когда подпольный бизнес стал выходить из тени, началось то, что впоследствии назвали криминальной приватизацией, и единственный вопрос, который задавали тогда друг другу «продвинутые» деловые люди, звучал очень просто: «сколько»? Заводы, нефтяные поля, пароходы шли за бесценок...

Вот тут-то и зарыта собака. При советской власти частная собственность была запрещена, и всякие разговоры о богатстве и деньгах – во всяком случае, в интеллигентном обществе – считались неприличными, так сказать, «смердяковскими». Помните, этот лакей из «Братьев Карамазовых» мечтал завести себе лавочку в Москве, хотя и всю Россию ненавидел. Ещё раньше, при императорской власти, капитализма также не было, так как во главе страны стоял царь-помазанник Божий. Были тогда и банки и акции, но не было власти денег, которая явилась к нам в «лихие девяностые», и растет на глазах – вплоть до метастазов...

Чем же мы хуже Америки? – может спросить читатель. Уж на что там сильна власть доллара, там даже на денежной банкноте написано «Мы верим в Бога»! Фактически доллар и Бог там почти отождествляются, а вот коррупции такой, как у нас, вроде бы нет.

Всё дело в том, что в Америке люди давно привыкли к такому отождествлению, и принимают его за нечто нормальное и естественное. Основателями США, как известно, были протестанты-пуритане, для которых материальное, финансовое богатство было (и есть) знаком богоизбранности, во всяком случае, символом жизненного успеха. Для них нелепой показалась бы мысль, что честных денег не бывает, и что собственность есть кража. Последний афоризм принадлежит французскому социалисту Прудону, и по существу перефразирует слова Иисуса Христа, что «легче верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в царство небесное».

Между тем именно так богатство всегда воспринималось в православной России – не как награда, а как испытание. Русские купцы торговали по всему свету, и тут же давали деньги на монастыри или на революцию, потому что чувствовали свою неправоту перед Богом. Советская власть не столько бедных стремилась сделать богатыми, сколько именно богатых, так сказать, подогреть на огне мирового пожара. Неудивительно после этого, что русский человек, попавший – абсолютно неожиданно для большинства народа – в дикий капитализм, решил, что теперь «всё позволено». Самое интересное, что он тут по-своему прав: если реальный общественный «бог» – деньги, то какая при нем может быть честь и совесть? Пропадать – так с музыкой. Если все вокруг вместе и каждый по отдельности живут ради наживы и комфорта, то делать вид, что ты порядочный человек и тем более христианин, было бы совершенным лицемерием. В отличие от тех же американцев, для которых бизнес-успех и комфорт есть подлинный смысл жизни, русский человек, с головой окунувшийся в рынок, чувствует, что «коготок увяз – всей птичке пропасть». Если уж пошел деньгу зашибать, то очертя голову. Русская буржуазия всегда была подвешена между храмом и революцией, и сегодня это положение ощущается тем сильнее, что «буржуазией» в одночасье оказался весь народ.

Так что же делать с коррупцией? Я полагаю, прежде всего, понимать, что она не случайна, а вызвана глубинными метаисторическими причинами. И не «общественным приемным» и либеральным адвокатам с нею справиться. России нужна такая организация общества, где деньги - и вообще «меновые стоимости» - занимают подобающее себе второе место, а первое остается за духом. Как писал тот же Достоевский, православие и есть наш русский социализм.

Александр Казин, доктор философских наук, профессор (Санкт-Петербург)

Добавлено: 19-11-2011, 00:59
0
36

Похожие публикации


Наверх