Стоит гордо и безмолвно он, символизируя собой ве">

«…По полю русскому, в русское небо,скачут лошадки Бориса и Глеба…»

 На высоком берегу реки Паз, разделяющей Россию и Норвегию, в живописном месте вот уже 140 лет стоит одинокий величавый храм.

 Стоит гордо и безмолвно он, символизируя собой величие и красоту государства Российского, вызывая интерес и восхищение у всех, приезжающих сюда. Изящное здание с голубыми  маковками куполов, золотыми крестами и кирпично-красными стенами…

 Храм этот носит имя первых русских святых – князей Бориса и Глеба. Берег реки Паз – древнее «церковное место». Без малого 450 лет назад хранитель, защитник и Хозяин земли Кольской преподобный Трифон Печенгский именно здесь поставил  монастырский храм, посвященный памяти этих святых. Тот древний храм до наших дней, увы, не сохранился. Но его преемник, является одной из самых ярких  звездочек в созвездии православных храмов  Кольского полуострова.

 Лишь два раза в год, 15 мая и 6 августа, в дни памяти святых Бориса и Глеба в храме этом проходит Божественная Литургия, причем в августе, как правило, архиерейским чином. На это богослужение собираются  многочисленные паломники и из Мурманска, и из других городов области, да и из иных  земель. И разливается над рекой Паз малиновый звон церковных колоколов.

 

 Вот и 15 мая 2013 года с замечательным настроением выехали в четыре часа утра из Паломнического центра города Мурманска «Под сенью Трифона» два автобуса с паломниками.  Два автобуса – это замечательно. Было бы намного больше желающих побывать в монастырском храме. Но 15 мая - среда, рабочий день. Трудовая дисциплина – естественное послушание для православных людей.

Но зато один из двух автобусов, с надписью на лобовом стекле «Дети», вез учащихся школы №  33 г.Мурманска. Для молодого поколения, будущего нашего Отечества,  очень важно побывать на таком знаковом мероприятии, услышать о подвиге русских князей, хоть немножко «примерить» на себя их жизнь. И задать самому себе вопрос: «А как бы я поступил на их месте». Ведь князья-святые старше этих ребят  совсем ненамного.

Руководитель Паломнического центра  Ирина Андреевна Поливцева, матушка Ирина, с  увлечением  вела свой рассказ...

«Первые русские святые – Борис и Глеб. Юноши-князья. Мученики–страстотерпцы. Первые Вселенские Святые от Русской Православной Церкви. Их имена настолько каждому знакомы, что как-то обесценился, затерся сам их подвиг.  Он стал привычно-звучащим: «жизнь положившие за други своя». Но именно в таких поездках приходит озарение, приходит осознание того, как же было им трудно совершить этот мученический подвиг.

У юных князей выбор был. Причем, кажется, совершенно естественный. Они законные наследники княжеского престола, престола родного отца. Право есть. Право абсолютное.

Силы и власть тоже с ними. Вся мощь княжеских воевод и дружины с Борисом. Любовь народа и желание видеть Бориса Великим Князем тоже. Все, казалось, было с Борисом.

Не было одного – желания воевать против брата, не только убивать брата, но просто выступать против него. «Ты мой брат старший, так будь же мне отцом!» - так и только так думал князь Борис. Так же с любовью относился к своему брату Святополку и еще более юный князь Глеб.

 На всех иконах Борис и Глеб изображены вместе, подвиг они совершили один, и прославлены воедино. Но вспомним их реальную жизнь.

Каждый из братьев и молился в одиночку, и выбор делал свой в одиночку, и умирал в одиночку. И то, что независимо друг от друга выбор они сделали одинаковый, говорит об истинности веры Христовой в их сердцах. Невольно напрашивается сравнение с земной жизнью  и смертью Спасителя нашего. У Иисуса Христа – Отец-Бог, а у Бориса и Глеба – отец – просветитель всей Руси Великий Князь Владимир. Подвиг его детей говорит о многом.

 Как Бог-Сын пошел на вольную смерть спасения нашего ради, так и сыновья  Владимира пошли на такую же вольную смерть, дабы у русского человека с самых первых дней истории Православной Руси был живой реальный пример – образец жизни в любви и согласии.

Непросто было умирать князьям – живые, молодые люди были. И боялись, и плакали, но стойко с молитвой приняли смерть. Перед смертью молился Борис и молился Глеб.

И опять вспомним Евангельские события.  Вспомним моление Спасителя нашего в Гефсиманском саду. Хоть и Бог, но тоже на миг человеческая сущность  восторжествовала: «Да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты, Господи».

 Пример братьев единоверцев - незыблемая стена истинной жизни для молодого поколения. И совсем не обязательно умирать за истину. Надо просто жить в мире друг с другом».

 

Очень хочется верить, что рассказ матушки Ирины и жизнь Бориса и Глеба, живших в одиннадцатом веке, повлияет на жизнь ребят, живущих в веке двадцать первом.

Второй автобус был маленький. В нем ехали паломники «со стажем». Ехали поклониться и помолиться в местах, связанных с  преподобным Трифоном Печенгским.

Многие ездят постоянно. Как-то одна паломница сказала: «Эта поездка дает мне силы на целый год!»

Ехали с нами замечательные паломники из столицы. Они уехали из знойной не по-весеннему Москвы к нам - в холодный не по-весеннему Мурманск.

Ехали из подвига XI века в подвиг XX века. Остановились в Долине Славы – помолчали, помолились. Обелиски, свежие захоронения, пробитые каски, море цветов. Читаем имена и даты на надгробьях. 22 года, 26 лет, 25 лет... Князю Борису было 25лет, Глебу еще меньше. И в XI веке, и в XX веке за Русь Православную погибали самые лучшие молодые люди, цвет нации.

Путь до реки Паз был долгий. Граница, проверка паспортов. Замечательная служба. Соборное служение – священники из Трифонов Печенгского монастыря, из Заполярного, Умбы, Видяево, Полярного. Крестный ход.  Храм полный. Причащались из двух Чаш.

Церковь красивая, старинная, блестела куполами, сияла крестами. Но как-то сиротливо смотрелась она, одинокая, среди голых деревьев без привычной буйной растительности. Стояла она трогательно-незащищенная, открытая всем ветрам и дождям. Отец Александр, настоятель Свято-Троицкого храма в городе Заполярном, отслужил литию на могиле бессменного настоятеля этого храма – протоиерея Константина Щеколдина. 42 года – на одном приходе. Это тоже подвиг. Только по молитвам Бориса и Глеба это возможно.

 После традиционной трапезы на открытом воздухе стали уезжать. Монахи закрыли дверь храма на тяжелый засов. Стало как-то  по-человечески грустно.

Вспомнила слова своего двухлетнего внука, когда мы уезжали из города, где отдыхали и ходили в храм.

- Храм, - говорит Данечка.
- Уезжаем! - продолжила я.
- А Бог остается! - завершил ребенок.

Так и здесь. Бог – остается. Борис и Глеб – остаются. А мы – вернемся. Тем более, что очень скоро, как сказал игумен  Трифонов Печенгского монастыря Даниил, в 2015 году, в этих стенах мы будем отмечать 1000-летие подвига святых Князей-страстотерпцев.

 «Ныне и присно по кручам Синая,
 По полю русскому в русское небо,
Ни колоска под собой не сминая,
 
Скачут лошадки Бориса и Глеба».
 
Наталья КОРЖОВА
 
http://www.murmanspas.ru/index.php?type=special&church=1&p=prayers&id=299
Добавлено: 18-06-2013, 20:40
0
4 280

Похожие публикации


Наверх